БИБЛИОТЕКА Русский писатель И.С.Тургенев  
:: начальная страница :: новости :: биография :: музеи :: театр :: библиотека :: галерея :: гостевая :: ссылки :: e-mail ::

Содержание "Спасский вестник" №12. 2005 г.

Е.Б. Новикова 

А.А. Васильчиков – знакомый И.С. Тургенева и претендент на покупку Спасского-Лутовинова

А.А. Васильчиков известен тургеневедам как историк, искусствовед, директор Императорского Эрмитажа. Кроме того, он родной брат княгини Е.А. Черкасской, жены известного политического деятеля эпохи реформ и Петра Васильчикова, автора дневниковых записей о пребывании Тургенева в революционном Париже в 1848 г. Современные исследователи эту семью удостоили княжеского титула, что, конечно же, является ошибкой. Ошибка попала во второе академическое издание писем И.С. Тургенева (комментарии) 1 , а так же в музейную энциклопедию 2 . Она не случайна. Писатель был хорошо знаком и с князьями Васильчиковыми – сыновьями ближайшего сподвижника Николая I – Иллариона Васильевича Васильчикова, Александром и Виктором Илларионовичами. Их имена встречаются в письмах И.С. Тургенева. Княжеский титул был присвоен Иллариону Васильевичу в 1839 г. Распространялся он на его потомков, к которым не относились директор Императорского Эрмитажа, его сестра, княгиня Черкасская, и другие. С князьями Васильчиковыми они состояли в дальнем родстве 3 . В течение долгих лет с представителями этого рода писателя связывала тесная дружба, единство общественно-политических взглядов, любовь к литературе и искусству.

Александр Алексеевич Васильчиков родился в семье сенатора Алексея Васильевича и его жены Александры Ивановны Васильчиковых в 1832 г. в Петербурге. Кроме него и уже известных нам Екатерины и Петра, в этой семье ещё был сын Василий и дочь Анна – будущая фрейлина императорского двора. Как отмечала Л.М. Долотова, дети воспитывались в сфере не чуждой литературных и художественных интересов. Мать их, урождённая Архарова, была связана личной дружбой с Крыловым, Карамзиным, Жуковским. В 1831 г. в доме Васильчиковых жил в качестве учителя старшего сына Василия, остро нуждавшийся в денежных средствах Гоголь. Он посещал их дом и позднее 4 .

В 1838 г. Алексей Васильевич вышел в отставку и семья переехала в Киевскую губернию, чтобы воспитывать детей вдали от пагубного влияния большого света, а в 1841 г. Васильчиковы на два года уехали за границу 5 . С ними в это время путешествовала петербургская знакомая И.С. Тургенева, автор интересных воспоминаний – писательница Елизавета Алексеевна Карлгоф. По возвращении из-за границы Васильчиковы и Карлгоф поселились в Москве.

Очевидно, именно она познакомила И.С. Тургенева с семьёй сенатора. Писатель отправил ей записку, в которой приглашал её на прогулку на Воробьёвы Горы и при этом упомянул Екатерину Васильчикову – будущую княгиню Черкасскую. Комментаторами писем И.С. Тургенева записка датирована 1841 годом 6 . Датировка является неверной, так как в это время семья сенатора и Елизавета Алексеевна находились в Италии. Знакомство с Васильчиковыми состоялось несколько позднее – в 1844 или в период с февраля по апрель1845 г., когда писатель жил в Москве.

В истории общественно-политической мысли России этот год знаменателен расколом между славянофилами и западниками. Тургенев посещал салоны Елагиных, Свербеевых, бывал у Аксаковых, вместе с матушкой присутствовал на публичной лекции С.П. Шевырёва в университете, и, конечно же, посещал Васильчиковых, чей дом был открыт для представителей светского и образованного круга. Вот что писал А.И. Герцен Ю.Ф. Самарину в феврале 1845 г. по поводу выступления Т.Н. Грановского: «…Грановского проводили страшными «браво!» – Теперь благородный Шевырёв рассказывает, что всё это было подготовлено, все славяне <…> наперерыв стараются очернить студентов, представить это дело уголовным, Шевыр<ёв> жаловался на это Строганову у Васильчиковых на бале» 7 .

Записку И.С. Тургенева Е.А. Карлгоф следует датировать тоже 1845 г., но число, поставленное в ней – 24 ноября – день св. Екатерины, не соответствует времени его пребывания в Москве.

Попробуем посмотреть на эту дату иначе и выявить в биографии писателя страничку, которая до сих пор была покрыта тайной. С октября 1845 г. по февраль 1846-го в России выступала Полина Виардо. Это время Тургеневым отмечено в «Мемориале» как «самое счастливое…». Но дальше следует фраза: «Возвращение к зиме» 8 . На языке влюблённых это означает охлаждение отношений. У Тургенева с Полиной Виардо они никогда не отличались ровностью и постоянством. И в этот момент, воспользовавшись размолвкой с певицей, Тургенев мог отлучиться на короткое время в Москву, в период с середины ноября по декабрь 1845 г., что и объясняет датировку записки 24-м ноября. В Москве писатель встретился с друзьями-славянофилами, возможно, посетил Васильчиковых, пригласил на прогулку Е.А. Карлгоф, а в середине декабря возвратился в Петербург.

Нельзя обойти вниманием следующую встречу Тургенева с Васильчиковыми, которая произошла в конце 1850 – начале 1851 гг. Это время для И.С. Тургенева было печальным. Умерла матушка Варвара Петровна. Для устройства дел по наследству писатель вынужден был жить в Москве. Тогда же на его долю выпал большой успех. В начале января 1851 г. на любительской сцене у графини Соллогуб разыгрывалась «Провинциалка». Автор игнорировал первое представление. Но, узнав, что пьеса имеет успех, присутствовал на втором.

Графиня М.Ф. Соллогуб была женой Льва Александровича Соллогуба, двоюродного брата Васильчиковых и княгини Черкасской. Посещая её дом, Тургенев, конечно же, встречался со всеми её родственниками, но княгиня Черкасская, игравшая главную роль в пьесе, разочаровала писателя. В письме Полине Виардо 5 января 1851 г. он писал: «…я имел третьего дня очень большой успех. Актёры были отвратительны, особенно героиня (княгиня Черкасская), что, однако, не помешало ни публике аплодировать до чрезвычайности, ни мне пойти за кулисы горячо их благодарить. Тем не менее, я был доволен, что побывал на этом представлении. Мне кажется, пьеса моя будет иметь успех на театральной сцене, раз она понравилась, не смотря на то, что её изуродовали дилетанты . <…> Я получил множество поздравлений, комплиментов и пр. и пр. А ведь это забавно – видеть своё произведение на сцене» 9 .

Несмотря на непрофессиональную игру, княгине Черкасской и другим актёрам удалось доставить радость писателю, что в дальнейшем, способствовало укреплению отношений с её семьёй. Александр Васильчиков тогда был ещё совсем молодым человеком, студентом Московского университета, и Тургеневу вряд ли интересно было с ним общаться. Но зима 1857–1858 гг., проведённая писателем в Риме, сблизила их.

В одном из писем П.В. Анненкову Тургенев перечислял своих новых знакомых и людей, с которыми сошёлся короче, живя в Италии. Среди них Великая княгиня Елена Павловна, Д. Оболенский, Н.Я. Ростовцев, А.О. Смирнова, русские художники. Особенно он отметил князей В.А. и Е.А. Черкасских – назвал их милыми и живыми людьми 10 . Но в этом списке нет братьев Екатерины Алексеевны, Александра и Петра Васильчиковых. Скорее всего, они не посещали кружок Великой княгини Елены Павловны и не участвовали в обсуждении вопросов крестьянской реформы. Пётр Васильчиков находился в Риме на лечении, а Александр Алексеевич служил при русском посольстве. И.С. Тургенев с ними мог встречаться на квартире у князей Черкасских.

Оставив Рим, писатель отправил Александру Васильчикову свою фотографию, а в письме Е.А. Черкасской, передавая ему привет, чуть было не забыл о Петре 11 , с которым несколько лет назад делился воспоминаниями. Очевидно, младший брат Александр произвёл на Тургенева более сильное впечатление. С этих пор они стали встречаться и навещать друг друга. Упоминая о нём в письмах, Тургенев в шутку и дружески называл его «длинный Васильчиков». Их объединяла любовь к искусству, литературе, музыке. Гр. С.Д. Шереметев писал о нём: «Его разговорАлександр Васильчиков, кажется, был поклонником Полины Виардо, лично знал её и её семью.

В одном из писем Тургенев писал из Парижа знаменитой певице: «У г-жи С<кобелевой> я видел длинного Васильчикова, рассказавшего мне некоторые очень интересные подробности о вашем выступлении в «Орфее» в Карлсруэ» 12 .

Годы, последовавшие за отменой крепостного права в России, отмечены в жизни писателя духовным кризисом и появлением на свет таких произведений как «Собака», «Призраки», «Довольно».

В Баден-Бадене Тургенев строит дом, намереваясь обрести в нём своё последнее пристанище. В Бадене же жил и А.А. Васильчиков, который с 1864 г. по службе был переведён в Германию.

И.С. Тургенев в этот период времени был особенно близок к семье Полины Виардо. Певица устраивала музыкальные вечера, на которых среди прочих гостей присутствовали и супруги Васильчиковы – Александр Алексеевич и Ольга Васильевна. В мае 1864 г. писатель читал у них дома рассказ «Собака», а в 1866 г. Васильчиковы покинули Баден и переехали в Москву. И.С. Тургенев, посетив их годом позже, сообщал Полине Виардо: «Вчера вечером я отправился к длинному Васильчикову, чтобы повидать его сестру, княгиню Черкасскую, очень милую женщину; г-жа Васильчикова говорит о Баден-Бадене с живейшим сожалением. Я поддакивал ей, как вы, конечно, можете себе представить» 13 .

Оказывается, общение Васильчиковых с семьёй Виардо было настолько близким, что певица могла себе представить, как Тургенев поддакивал жене Александра Алексеевича. Каждый раз, когда писатель встречался с Васильчиковым, он сообщал ей об этом: «Я дважды читал «Историю лейтенанта» – писал он в следующем письме – в первый раз у г-на Каткова, сразу же её у меня купившего; <…> Во второй раз это было у жены князя Черкасского <…> Там были только свои люди, умные, но мало интересующиеся литературными делами, стареющие и набожные, но не желчные дамы и один модный дурак, добрый и восторженный малый. В числе гостей был длинный Васильчиков – но дураком, однако, был не он. Моя маленькая шутка понравилась, хотя и шокировала немного…» 14 .

Близость к семье Виардо не могла не отразиться положительным образом на отношениях Тургенева с будущим директором Эрмитажа. В 70-е годы, намереваясь продать Спасское-Лутовиново, писатель вспомнил и об А.А. Васильчикове. Вероятно, мысль о продаже или сдаче в аренду этого имения волновала И.С. Тургенева задолго до 1870-го года. Крестьянская реформа диктовала новые методы хозяйствования, переход к которым оказался болезненным для помещичьих владений. Кроме того, строительство нового дома в Баден-Бадене требовало больших расходов, которые с трудом покрывались денежными суммами, поступавшими из России. Тургенев в письмах к друзьям и при встречах с ними жаловался на малодоходность Спасского и не раз высказывал мысль о продаже его или сдаче в аренду. Возможно, такую мысль он высказал и у Васильчиковых во время своего пребывания в Москве в 1867 г. Александру Алексеевичу в то время необходимо было тихое уединённое место для работы. В беседе с сестрой, княгиней Черкасской, он попросил её узнать у Тургенева, не согласится ли тот продать ему Спасское.

Из письма И.С. Тургенева М.Ф. Соллогуб мы знаем ответ на этот вопрос. Он писал: «Княгиня Черкасская письменно спрашивала меня, не захочу ли я продать именно это имение её брату? Я отвечал ей, что я только тогда решусь продать Спасское, если мне дадут за него цену, которую было бы неблагоразумно не принять, но такую цену давать так же неблагоразумно» 15 .

Спасское-Лутовиново интересовало А.А. Васильчикова ещё и потому, что поблизости в Чернском уезде, в с. Журавлёвка находилось поместье князей Черкасских. Владимир Александрович и Екатерина Алексеевна подолгу жили в нём. Князь В.А. Черкасский – умеренный славянофил, сторонник освобождения крестьян, принимал активное участие в делах местного самоуправления 16 .

Колебания писателя в отношении судьбы его главного имения объясняются ещё тем, что в Спасском наступил период относительного благополучия. Новый управляющий Н.А. Кишинский увеличил доходность имений и пока не обнаруживал хищнических целей.

События, которые привели к смене управляющего и сдаче в аренду имения, наступили позднее, в 1876 г. В то же время И.С. Тургенев думал о продаже Спасского-Лутовинова. В июне 1876 г. он сообщал П.Ф. Самарину: «Мне пришло в голову продать Спасское, об этой мысли узнали и предложения посыпались. Самое выгодное было сделано одним купцом: 125 000 р. <…> Я колеблюсь, ничего не говорю – мне и без того жалко расстаться с моим гнездом – а тут ещё боязнь продешевить. Я вспомнил, что когда-то А. Васильчиков хотел купить у меня это имение. Но я не знаю, где он – не знаю так же адреса его сестры, кн. Черкасской…» 17 .

Желание И.С. Тургенева продать Спасское А. Васильчикову вполне естественно. Это был человек его круга, к купцам же писатель относился с недоверием. Но со временем у Васильчикова изменились планы. Он решил поселиться в Тульской губернии, где у него было имение – село Бахметево Епифанского уезда, оставшееся в наследство от отца, сенатора А.В. Васильчикова. В декабре 1870 г. Александр Алексеевич подал прошение в Тульское дворянское депутатское собрание о занесении его в родословную книгу Тульской губернии, для того, чтобы участвовать в делах Дворянского собрания. Эта просьба была удовлетворена. В селе Бахметево ещё при жизни Алексея Васильевича было 450 душ крепостных крестьян, располагалась усадьба 18 . Жизнь в уезде предполагала занятие хозяйством. Поэтому Спасское-Лутовиново могло быть для Васильчикова ещё и хорошим подспорьем в плане увеличения доходов, тем более что оно находилось в соседней Орловской губернии.

Мечта поселиться в родовом поместье в Тульской губернии тоже не осуществилась, так как внимание А. Васильчикова привлекло подмосковное Коралово, которое стало для него не только любимым местом пребывания, но и последним пристанищем. А.С. Лившиц и К.А. Аверьянов отмечают, что Васильчиков устроил это имение на свой вкус. В доме был уютный кабинет. Рядом находилась богатейшая библиотека. В гостиных и на лестницах развешено много картин. Здесь же хранились различные коллекции 19 .

В 1879 г. А.А. Васильчиков был назначен на должность директора Императорского Эрмитажа. Наверно поэтому из обращения И.С. Тургенева исчез шутливый тон и прозвище «длинный Васильчиков». Писатель был хорошо знаком с искусствоведческими статьями Александра Алексеевича и его незавершённым трудом о семействе Разумовских. В 1880 г. он обратился к А.А. Васильчикову с просьбой помочь американскому историку Ричарду Уилни завязать необходимые знакомства для завершения труда о Петре Великом. В то же время Тургенев просил его прислать карточку с разрешительным словом, чтобы посетить Эрмитаж, который в тот момент по какой-то причине оказался закрытым 20 .

Была ли удовлетворена просьба И.С. Тургенева, остаётся неизвестным. Надо полагать, что она была удовлетворена, потому что на протяжении долгих лет в отношении этих двух людей присутствовала теплота чувств, уважение и самая искренняя дружба.

Примечания.

 1 Например, И.С. Тургенев: ПСС и П; П. Т. II. М., 1987. С. 613; Т. III. С. 636; Т. X. М., 1994. С. 506–507.
2 См.: Российская музейная энциклопедия. Т. I. М., 2001. С. 89.
3 Знаменитые россияне XVIII–XIX вв. СПб., 1996. С. 703; Дворянские роды Российской империи. Т. II. СПб., 1995. С. 117, 119.
4 Долотова Л.М. Тургенев о революционном Париже 1848 г. (из дневниковых записей П.А. Васильчикова 1853–1854 гг.) // Лит. Наследство. Т. 76. М., 1976. С. 342.
5 Карлгоф Е.А. Жизнь прожить – не поле перейти (воспоминания) // РВ, 1881. № 11. С. 246.
6 Тургенев И.С.: П. Т. I. М., 1982. С. 187.
7 Герцен А.И.: ПСС. Т. XXII. М., 1961. С. 230.
8 Тургенев И.С. Мемориал. Т. XI. М., 1983. С. 199.
9 Тургенев И.С.: П. Указ. изд. Т. II. С. 378.
10 Тургенев И.С.: П. Указ. изд. Т. III. С. 295.
11 Тургенев И.С.: П. Указ. изд. С. 308–309.
12 Тургенев И.С.: П. Указ. изд. Т. VI. С. 186.
13 Тургенев И.С.: П. Указ. изд. Т. VII. С. 269.
14 Тургенев И.С.: П. Указ. изд. С. 275–276.
15 Тургенев И.С.: П. Указ. изд. Т. X. С. 214.
16 Из архива Н.М. Чернова.
17 Тургенев И.С.: П. Указ. изд. Т. XI. С. 280–281.
18 Гос. архив Тульской области. Ф. 39. Оп. 2. Д. 381. Л л. 2, 3об., 10–10об.
19 Лившиц А.С., Аверьянов К.А. Коралово // По материалам Интернета.
20 Тургенев И.С. П. Т. XII2. Л., 1967. С. 220–221, 233.

Содержание "Спасский вестник" №12. 2005 г.

 

:: начальная страница :: новости :: биография :: музеи :: театр :: библиотека :: галерея :: гостевая :: ссылки :: e-mail ::


© 2002-2014

Яндекс.Метрика

?>