БИБЛИОТЕКА Русский писатель И.С.Тургенев  
:: начальная страница :: биография :: музеи :: театр :: библиотека :: галерея :: гостевая :: ссылки :: e-mail ::

"Это время уже никогда не возвратится ..."

В. Ефремов

(Из студенческой юности И. С. Тургенева)

Вглядываясь в жизненный путь творческой личности, невольно задаешься вопросом о первопричине формирования в недрах ее души именно такого видения мира, которому будут в дальнейшем внимать поколения современников и потомков. Здесь очень важна роль тех, кто стоял у истоков этого таинственного процесса, кто посеял семена высокой духовности, дожидался первых ростков и в дальнейшем нежно лелеял всходы, иногда не доживая до урожая. Все вышесказанное справедливо по отношению к судьбе И. С. Тургенева, к годам его берлинской юности. «Я бросился вниз головою в «немецкое море», долженствовавшее очистить и возродить меня» 1 , — этими словами И. С. Тур­ генев характеризует период пребывания в стенах Берлинского университета. Уже приобщившись к наукам в Москве и в Петербурге, этот юноша наслаждается романтической атмосферой немецкой столицы середины прошлого столетия, пестует свой дух знакомством с корифеями европейской мысли: «Я все не перестаю читать Гете. Это чтение укрепляет меня в эти вялые дни. Какие сокровища я беспрестанно открываю в нем!» 2 — писал он. Новизна обстановки, в которой оказался будущий писатель, способствует обмену прогрессивными идеями в аудиториях университета, знакомству с замечательными людьми: Тургенев отдает всего себя дружбе с Н. Вл. Станкевичем, Т. Н. Грановским, М. А. Бакуниным, а где-то рядом сидит молодой Маркс и они внимают одним и тем же профессорам. Вечерами — бесконечные споры о вечном; в итоге — принятие эталоном мировоззрения системы великого немецкого философа Георга Гегеля.

В «Литературных и житейских воспоминаниях» писатель так рассказывает о том времени: «Я занимался философией, древни ми языками, историей и с особым рвением изучал Гегеля под руководством профессора Вердера»3 .

Профессор Карл Вердер (1806—1893) был одним из люби мых учителей молодого И. С. Тургенева наряду с К. Цумптом, знакомившим студентов с латинскими древностями и крупным ученым, основателем европейской эпиграфистики А. Беком, чит авшим курс греческой литературы.

В фондах Государственного литературного музея И. С. Тур генева хранятся конспекты лекций, записанные будущим писа телем; большое количество книг (в основном по философии), на полях которых рукой Тургенева сделаны заметки и портретные зарисовки. Если предположить, что они были сделаны во время лекций и изображают профессоров и преподавателей Берлинского университета, то вполне вероятно, что среди них — и портрет Вердера. Один из конспектов4 связан, по-видимому, с занятиями у этого же профессора. Так же, как и многие другие рукописи этого периода, конспект сохранился очень плохо: листы пожелтели, бумага осыпалась во многих местах, текст расплылся и труден для прочтения.

Б конспекте содержатся сведения о философах нового време­ни (среди них имена Шеллинга, Канта, Фихте, Якоби, Лейбница, Декарта, Спинозы, Гоббса) наряду с датами их жизни и основными положениями учения. Эти ветхие страницы несут бесцен­ ные сведения об объеме философского курса, который преподавался в Берлинском университете. Таким образом выдвигается предположение, что И. С. Тургенев записывал лекцию по исто рии философии, курс которой читал именно К. Вердер. Данные записи, Тургенев мог использовать и при подготовке к магистер­ скому экзамену в 1842 году. Сотрудники музея продолжают работу по текстологическому анализу конспектов и их философ скому комментированию. Вышедший из школы Гегеля будущий профессор Берлинского университета Карл Вердер стал доцентом философии в 1834 году, через несколько лет после смерти своего великого учителя. Вердер написал большой труд о логике Гегеля, снискал известность в области изучения немецкой и английской литературы. В 1841 году читал логику, метафизику и историю философии.

Очень тепло, с большой симпатией относился Вердер к рус­ скому студенчеству, раскрывая ему глубину гегелевских построений. Труд профессора не пропал даром: в 40-е годы XIX века благодаря Тургеневу и его друзьям по Берлинскому университе­ ту происходило широкое распространение гегельянства в России.

Однако не только романтическая интерпретация философии Гегеля, но и живой ум, поэтическая одаренность и, что немаловажно, небольшая, разница в возрасте влекли студентов к Вер деру.

31 мая (11 июня) 1840 года Н. В. Станкевич писал И. С. Тур­ геневу: «Видели ли Вы Вердера? Напишите мне ради Бога, что он читает этот семестр и вышла ли его 1-я часть « Beitr a ge »*. Я готовлюсь, при здоровье, написать о ней известие для русской публики»5.

Сам же И. С. Тургенев брал у Вердера частные уроки по фи­лософии. Занимались они вместе с М. А. Бакуниным, с которым снимали одну квартиру на двоих по Миттельштрассе, 60.

Вердер был дружен с Тургеневым: их сближали любовь к поэзии, романтический склад характера, схожесть интересов. Случалось, профессор давал своему студенту полезные советы, о чем можно судить из письма Тургенева к Т. Н. Грановскому от 18 (30) мая 1840 года: « Nur seine Grenze erkennen »** — говорит Вердер. Кстати он мне дает уроки. Дело слава Богу, идет на лад [...]. Мне Вердер советовал читать недавно вышедшие сочинения Лудвига Achim V <о n > А rnim ***6 , он уверяет меня, что нигде средние века не представлены так живо, как в его романе « Die Kronenw a chter »**** 7 .

Строки еще одного письма, отправленного Тургеневым Грановскому в июне 1839 года из Берлина, дышат преклонением перед Вердером и его знаменитым учителем: «Вердер дошел до Grund ***** в отделении о Wesen ******, и я могу сказать, что я изведал хоть A ' dvant - go u t ******* того, что он называет Die spekulativen Fveuden ********. Вы не поверите, с каким жадным интересом слушаю я его чтения, как томительно хочется мне достигнуть цели, как мне досадно и вместе с тем радостно, когда всякий раз земля, на которой думаешь стоять твердо, проваливается под ногами, — так мне случалось при Werden , Dasein , Wesenetc »********* 8 .

И. С. Тургенев был не одинок в своих чувствах к Вердеру — профессора боготворили почти все, слушавшие его курс. М. Н. Катков описал ночную серенаду, которую благодарные посвятили своему лектору. Зимой 1842 года М. А. Ба кунин просит свою сестру Татьяну напомнить И. С. Тургеневу « окончание лекций Вердера, St a ndchen * последнюю лекцию, — знакомство с Беттиною9 , — скажи ему, что это время уже никогда не возвратится» 10 .

К сожалению, это так... В зрелые годы Тургенев будет испытывать ностальгию по юности. Она слышится на страницах «Аси», в «Вешних водах», проявится она и во многих «Стихотворениях в прозе». Да и первая литературная удача — вышедшая в 1843 году поэма «Параша», покажет читателю совсем неожи­ данный на фоне среднерусского деревенского пейзажа образ беса. В. Г. Белинский особо восхищался тем местом поэмы, где говорится о хохоте сатаны:

«Друзья! я вижу беса... на забор
Он оперся — и смотрит; за четою
Насмешливо следит угрюмый взор.
И слышно: вдалеке, лихой грозою
Растерзанный, печально воет бор...
Моя душа трепещет поневоле;
Мне кажется, он смотрит не на них —
Россия вся раскинулась, как поле
Перед его глазами в этот миг...
И как блестят над тучами зарницы,
Сверкают злобно яркие зеницы;
И страшная улыбка проползла
Медлительно вдоль губ владыки зла...»11

Не российская ли это инкарнация гетевского Мефистофеля, как будто предвосхищавшего близкий конец «дворянских гнезд»?

В симфонии произведений И. С. Тургенева продолжают звучать «немецкие» мотивы: в социально-исторических романах видна историческая методология Гегеля, а в «таинственных повестях» покоится кантовская категория непознаваемого.

Значение берлинского периода в жизни И. С. Тургенева и его друзей нельзя оценивать односторонне. Для учеников Верде­ ра невозможно было вообразить свою жизнь погрязшей в рутине и пошлости, обыденности серого повседневного существования. У них появилось чувство духовной избранности, самобытности, и они пытаются реализовать его.

Это замечательное время все более обращает на себя внимание ученых в России и за рубежом. На роль профессора Карла Вердера в формировании философских взглядов Тургенева впервые обратила внимание исследовательница В. Н. Горбачева, ко торой еще в 1920-е годы удалось прикоснуться к фундаменталь ной проблеме «Тургенев и немецкая классическая философия» в своей книге «Молодые годы Тургенева»12 . (Она же, кстати, бы­ ла одной из первых, попытавшихся прочесть конспекты студенческих лекций писателя из Тургеневского музея г. Орла.) По мнению Горбачевой, занятия с Вердером более полно знакомят будущего писателя с философией Канта, но гегелевские истины пока кажутся Тургеневу куда более стройными и логически непоколебимыми. Возможно, именно тогда И. С. Тургенев начина ет понимать значительность философии Канта, наряду с гегелевской.

За последнее время теме «И. С. Тургенев и немецкая классическая философия» был посвящен ряд работ. Среди них хочется отметить статью профессора ЛГУ А. Муратова «О философ­ских взглядах И. С. Тургенева», «Тургенев и Людвиг Фейербах» Г. Дудека, содержательный доклад «Отражение философских течений XIX века в творчестве И. С. Тургенева», сделанный профессором Тюбингенского университета (Германия) Р. Нохель на научной конференции, посвященной 170-летию со дня рождения И. С. Тургенева (Орел, 1988 год). Разрабатываются темы «Тургенев и Шеллинг», «Тургенев и Иенская роман­ тическая школа», но Карл Вердер совершенно незаслуженно ос­тается в тени. Данной статьей хочется отдать должное любимому профессору И. С. Тургенева. В сборнике также впервые мы помещаем портрет молодого Карла Вердера, копия с которого была прислана в Государственный литературный музей И. С. Тургенева профессором Берлинского университета Г. Цигенгайстом. Мы выражаем ему большую признательность за предоставленные материалы.

Портрет Карла Вердера, написанный 20 февраля 1839 года берлинским художником Вильгельмом Хензелем. На портрете надпись по-немецки:

Сухие стебли стонут беспокойно.
Злой ветер их уносит в небеса
Ты тоже ввысь стремишься непреклонно –
Зовут души и сердца голоса.
(Перевод наш – В.Е.)

Примечания.

1 Тургенев И. С. Поли. собр. соч. и писем. М.;Л.: Изд-во АН СССР, 1961. Т . XIV. С . 9.
2 Там же. Т. 1. Письма. С. 176.
3 Там же. Т . XIV. С . 8.
4 Автограф на немецком языке. Заметки по философии. Берлин, 1838- 1841, Злл. Писчая бумага, чернил. Инв. 158 ОФ. См. Описание материалов Го­ сударственного музея И.С. Тургенева I . И.С. Тургенев, составитель А.И. Понятовский, Орел, 1968. С. 12.
5 Переписка И.С. Тургенева. В 2 т. Т. 1. М: Худ. лит., 1986. С. 65.
6 Арним Людвиг Ахим фон (1781 – 1831), немецкий поэт, муж Беттины Арним.
7 Тургенев И.С. Полн. собр. соч. и писем. М.Л.: изд-во АН СССР, 1961. Т. 1. П. С. 188-190.
8 Там же. Т. 1. П. С. 174-175.
9 Беттина (Элизабет) фон Арним, урожд. Брентано (1785 – 1859), немецкая писательница, автор «Переписки Гёте с ребёнком» (1835).
10 Корнилов А.А. Годы странствий Михаила Бакунина. Л.;М.: Госиздат, 1925. С. 879-80.
11 Тургенев И.С. Полн. собр. соч. и писем. М.Л.: изд-во АН СССР, 1961. Т. 1. С. 98-99.
12 Горбачёва В.Н. Молодые годы Тургенева. Казань, 1926.

* «Труда» (нем.).
** только знать свою границу (нем.).
*** Ахим ф/он/ Арним (нем.).
**** — «Хранители короны» (нем.).
***** — основы (нем.).
****** — сущности (нем.).
******* — предвкушение (фр.).
******** — хизрительные радости (нем.).
********* — становлении, бытии, сущности и т. д. (нем.).

:: начальная страница :: биография :: музеи :: театр :: библиотека :: галерея :: гостевая :: ссылки :: e-mail ::


© 2002-2014

Яндекс.Метрика

?>